Парк аттракционов

Костик был хорошим парнем и неплохим механиком со сварочным стажем. Это от него я узнал, что в гидрофоре у нас сжимается вода, а не воздух.

 

– Я ведь был сварщиком раньше, – говорил он, если у него что-то механическое не получалось. Тогда мы должны были его обнять и заплакать вместе с ним, понять и простить.

 

Понять Костика было сложно –  не потому, что он как-нибудь витиевато изъяснялся, а из-за небольшого фефекта фикции, превращавшего все его слова в потрясающую труху. Приходилось переспрашивать, если объект разговора был действительно важен. Или молча кивать головой, догадываясь о содержании речи по выражению лица говорившего – серьезному или смеющемуся.

 

Однажды ему пришлось резать колесо обозрения в одном южном городе. Тяжелое в полном смысле слова наследие советской системы. Несколько тонн металла стояли бесхозно и сиротливо. На них давно положили глаз любители лома, но как разобрать колесо обозрения, да при этом не пострадать самому – это было серьезным вопросом. Никто не мог понять, как же его правильно разрезать и унести в светлую даль, получив за это денежный приз.

 

К колесу, прекрасному в своем ржавом величии, снова и снова приходили металлоломные люди, как в пещеру Алладина – потрогать богатство можно было, а унести ничего нельзя. Вздыхали, охали, уходили.

 

Но тут в металлоискательном мире произошло нечто особенное – туда пригласили Костика. Некий богатый дяденька спросил его вкрадчивым голосом – сможешь разрезать колесо? Вот то самое, в парке? А чего нет, хмыкнув, ответил Костик, и по привычке вытер нос рукавом. Он в такие моменты был трогателен, как  французское кино, и нежен, как девочка в веснушках.

 

Видимо, добрый дядя думал, что Костик, раз умеет в лапках держать резак типа «автоген-шаман» или сварку типа «не смотри сюда», должен быть опытным мастером. А Костик, видимо, думал, что, раз тому дяденьке дали разрешение на снос колеса, то думать тут вообще не о чем. Мозги у Костика в то утро не просыпались.

 

Вместе с оборудованием они приехали в парк под ржавое колесо. Предыдущие любители железа снимали только то, до чего могли дотянуться их алчные резаки – кабинки, поэтому те отсутствовали в нижней части колеса.

 

Теперь представим себе этот памятник счастливому детству. Большое круглое колесо, на котором когда-то равномерно были распределены одинаковые по весу кабинки. Колесо это много лет простояло на тормозах, коими служили обычные цепи.

 

Если действовать не торопясь, то нужно было бы застропить колесо, и после обрезания тормоза медленно отпускать его с помощью мощных талей, которые в сумме могли бы сдержать колесо от вращения. Неспешно опускать тяжелую часть с кабинками вниз, с необходимостью перестропить раз за разом, и снять кабинки по одной. И только после этого думать о том, как разделать само колесо. Но не таким занудным путем пошли наши друзья.

 

На сцену вышел Костик с резаком в одной руке и темными очками на небольшом курносом носу. Давай, сказал ему дяденька. И Костик дал. Из искры возгорелось пламя, и Костик начал горячиться огнедышащим драконом.

 

Он стал резать тормоз, чтобы, как он думал, колесо немного провернулось, дав ему возможность срезать оставшиеся кабинки. После кабинок дошло бы дело и до основной конструкции.

 

Тормоза сдались довольно быстро: одно из звеньев разрезанной цепи, лязгнув, разогнулось и улетело. Наступил сексуальный момент, когда схватывающая сила тормозов ушла в небытие и стала бесконечно меньше силы притяжения к родной земле висевших наверху кабинок. Колесо вздрогнуло и стронулось с места, полетев по заданной когда-то раз и навсегда окружности. Костик отвел резак и поднял голову.

 

В этот момент началось то, что они вместе с дяденькой не предусмотрели. Вес кабинок на одной стороне колеса был совершенно непропорционален весу пустого колеса на одной его трети, что была полтора десятка лет внизу надежно прихвачена тормозом. Колесо резко набрало скорость. Огромная конструкция (которая казалось колоссальной маленькому Костику, стоявшему в метре от нее) стала пролетать мимо, потом зависла, кабинки на другой стороне перевесили, и колесо пошло раскручиваться обратно.

 

«Слишком быстро это все происходило, – почесывая за ухом, говорил мне потом Костик. – Не успеешь отпрыгнуть. Я только рот открыть успел».

 

Всю эту махину стало бросать из стороны в сторону. Ничто не могло остановить вращение механизма, или хотя бы замедлить его.  Огромные ноги-стойки стали подпрыгивать, отрываясь от земли.

 

Старость взяла свое. Небольшие кабинки на четырех человек стали отрываться от материнской плаценты в виде ржавых осей, и улетать в деревья неподалеку. Разлетающиеся по кустам кабинки создавали еще бОльший дисбаланс, ускоряя вращение колеса до невозможных угловых скоростей. Костик просто замер рядом, вжав голову в плечи.

 

В какой-то момент основные подшипники  не выдержали, что-то надломилось. Вверху произошел особенно громкий грюк, и колесо, на мгновение по-голливудски зависнув в воздухе, сделало последние пол-оборота, вздохнуло, сломало ось вращения, и вместе с одной из своих стоек плашмя грохнулось на землю.

 

Представьте на мгновение пластиковый круг, который ваша шестилетняя дочка вращает на крошечной талии. Вы же помните, как он себя ведет, когда падает на пол? Круг еще по инерции немного пляшет на полу, поднимая то одну свою сторону, то другую.

 

Так же повело себя и колесо оборзения, гигантским хула-хупом упав на благодатную украинскую почву. Оно немного повыеживалось и поколбасилось, приподнимая то одну свою сторону, то другую, пока не успокоилось. Костик стоял, не веря своим рецепторам, внутри этого адского танца и пляшущий металл приподнимал ему настроение с очень близкого расстояния. Неожиданно появившимся адреналином можно было заправить небольшой автомобиль.

 

Когда пыль, ржавчина и грязь улеглись, он понял, что не только жив, но даже нисколько не пострадал.

 

Переступая через громадные части трубчатой конструкции, он подошел к богатому дяденьке, впавшему в ступор неподалеку, и который также каким-то чудом избежал травмы. Не в силах сказать ни слова, Костя поднес два пальца ко рту, как будто курил сигарету. Дяденька трясущимися руками достал пачку «Данхила», и они закурили. Долго молчали.

 

Колесо упало очень, очень удачно – совсем неподалеку был магазин, вокруг – какие-то будочки, парк, деревья. Сознательное колесо упало на пустую площадку прямо перед собой, на которой когда-то, в прошлой жизни, толпились отдыхающие с детьми.

 

– Дишблнсссс… – прошелестел-прошепелявил Костик пятнадцать лет спустя, рассказывая мне эту историю в ЦПУ «Констракт Тайда II».

 

Я так и понял – дисбаланс.

 

Кто, кстати, помнит, откуда вот это фото? Снимал мой сын в прошлом году. Там эта радость до сих пор стоит.

Колесо

6 thoughts on “Парк аттракционов

  1. Напомнило одну историю из «Рассказов судмедэксперта» Ломачинского. Правда, там всё закончилось не в пример трагичнее… Костик — везунчик и баловень судьбы, не иначе. Хотя немножко учить физику всё же полезно для здоровья.

    А Вашему сыну — респект. Во-первых, фото из самой Припяти. А, во-вторых, насколько мне не изменяет мой склероз, он ведь уже работает наряду с Вами (в своём-то юном возрасте). Причём, в не самой простой мужской профессии…

    Ну, тут уж ничего не попишешь — гены и воспитание…

    1. Дорогой Джонатан, доброго времени суток! Я, наконец, добрался до сети…
      Я уже нашел Ломачинского и начал читать, спасибо за наколку :))
      Таки да, Припять, что сказать. «Мой склероз»?! Вот доживете до моих лет, тогда будете так говорить)))

      Физика Костику не могла помочь. Он действительно очень добрый и приятный парень, но со специальностью у него тогда было не очень. Это ведь правда — он мне поведал, что в гидрофоре сжимается вода. То тех пор у нас на судне обычно сжимался воздух, а жидкость принималась практически за несжимаемую. Но это ж Костик. Но — кто знает, может, время поможет овладеть такими узкоспециализированными знаниями?

      Самого теплого!

      1. Рад, что смог навести на интересное, неизведанное ранее чтиво. Там есть, над чем подумать…

        А на предмет возраста — так у нас же ж местами год за три, так что мне уже вполне можно понемного начинать тренировать некоторые необходимые навыки. Например, глубокомысленное стариковское вздыхание (которое иногда красноречивее тысячи слов)… Или хотя бы «брежнев-стайл» засыпание на совещаниях…

        1. Брежнев-стайл — прекрасное. Я стар, я — суперстар ))

          Ан нет все же. Рано. И годом за три не прикрывайтесь, не выйдет ))

          Как и мне не дают почувствовать себя старше — только отрастишь в рейсе бороду по колено, врываешься в семью с криком «деда Мороза вызывали?!», а тебе указывают, что борода слишком седая и в таком виде неудобно появляться на улицах мирных наших городов. Пришлось бриться. Будем дедморозить по старинке, с бородой из 86% избирательной массы в некоторых странах.

  2. Гм…. местность вокруг колеса прямо как в моем родном Краснограде 🙂
    Там кстати его тоже срезали после 15 лет простоя….
    Я правне не знаю обстоятельств, жил уже в другом городе. 🙂

    1. Дорогой Александр!

      Искренне надеюсь, что местность в Краснограде Харьковской области отличается от местности вокруг этого колеса — это Припять. Сын там был в составе небольшой группы из шести человек. Сейчас там можно ходить-бродить, и фон вроде даже не более, чем в Киеве. К сожалению, не везде.

      Спасибо, до связи!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *