Дорогие друзья…

Друзья, простите за непозволительно долгое отсутствие. Было много всего – в основном хорошего. Но вдобавок, когда готов был к написанию новых свистулек, оказавшись в родной Анголе – для начала сломался ноутбук. Ну как сломался? Просто сдох, ничего личного.

 

Когда я попытался оправиться от удара ноутбуком – оказался на новом для меня судне, которое ушло на полтора месяца в море примерно на 120 миль от берега. А там, конечно же, интернета нет и не было от слова «ваще».

 

В общем, не ругайте, я постараюсь исправиться.

 

Единственная хорошая новость – сейчас мы настроили публикацию свистулек через судовую почту. То есть, я шлю на определенный адрес свистульку, сайт ее проглатывает и публикует. Но я не могу видеть публикацию, как не могу ответить на комментарии, по крайней мере, до того момента, пока нам не позволят пойти в Луанду, центр древней цивилизации с наличием интернета. Так что заранее простите за то, что не отвечу сразу на комментарии.

 

Спасибо за теплых слов и за то, что вы есть. Спасибо за то, что вы приходите сюда и читаете этот блог.

 

С любовью, ваш

 

Максим Николаенко

 

***

 

Выходишь на палубу утром – на тебя косит лиловым глазом кальмар, и не один. Они запрыгивают на низкую палубу в надежде пообщаться с нами, простыми моряками, но не предупреждают о своем визите загодя. И вот результат – моряки не знают о визите, и видят гостей уже утром, когда те еле могут шевелить своими щупальцами и не могут вымолвить ни слова из заготовленной загодя приветственной речи.

 

кальмар

 

Во рту у них пересыхает к этому времени.

 

Глядя им в глаза, становится ясно, что каждому из них как-то грустно – встреча состоялась, но не с тем исходом, на который они рассчитывали изначально. А делов-то – возьми да предупреди нас по шестнадцатому каналу, мол, зайдем мы к вам, зачерпнет нас  с правого борта сегодня в четыре тридцать две утра. Да я лично бы ждал.

 

кальмар

 

Но у кальмаров не бывает раций. А мы давно ушли от природы и не понимаем их языка.

 

Так и живем. И встречаемся не пойми когда и как.

 

– Как живешь? – негромко произнес кальмар.

 

– Да неплохо вроде, – сразу почему-то смутился я. Моя неловкость не ускользнула от его большого круглого, немигающего глаза.

 

– Вижу, тебе до сих пор стыдно? Как это – за что?! А тот бесстыдный лов моих собратьев… дай вспомнить… Карачи, 97 год. Ну?! Внешний рейд! Вспомнил?

 

– Да ладно, какой же он бесстыдный? Все так ловят. На кальмарницу, известное дело.

 

– Столько моих братьев полегло от этих подлых кальмарниц… И что они могли тогда сделать? Отстреляли в вас, своих мучителей, последними чернилами… А вы, нелюди, сложили их в некрасивый пластиковый ящик, отнесли на камбуз, и сварили, предварительно разделав и почистив.

 

– Во-первых, мне потом робу невозможно отстирать было. Да ты тоже хорош – вспомнил, что было 20 лет назад. Недавно летающая рыба залетала, и мне что теперь, отказаться и от скумбрии с селедкой? Ты слышал стихотворение «С точки зрения лягушек все французы…» нехорошие люди?

 

летающая рыба

 

– Да при чем тут твоя скумбрия? Я к тебе по-дружески залетел на палубу и захотел спросить, как живешь. А заодно узнать, не болит ли у тебя душа за сотню моих братьев, выловленных на рейде Карачи в 97-м. И все. Теперь я вижу: твою толстокожую эгоистическую натуру ничем не пробить. – Он замолчал ненадолго. – М-да. «Все так ловят», – передразнил он меня. – Но ведь ловят нас. А вы? Вас, человеков, кто-нибудь ловит?

 

– Вот тут, ты не поверишь, очень много вариантов ловли нас. И в прямом и в переносном смыслах.

 

– Не оправдывайся. Если бы я мог ползать, я бы отвернулся бы от тебя. Смешно смотреть. Еще религию с метафизикой приплети сюда.

 

Оба вздохнули.

 

– Ладно, залежался я у вас тут на палубе. Да и в горле как-то… пересохло. Ты мне не поможешь? – вежливо попросил он, и я аккуратно приподнял и выпустил его в синее море. По утрам оно здесь очень синее. Я вздохнул еще раз:

 

– Ну, если что, заходи. В смысле, залетай – борт низкий, нас здесь хорошо качает. Буду ждать.

 

Он так и не представился. С этим голосом и требовательным характером ему подошло бы имя Николай.

 

И даже если отпускаешь его, он, хотя и взмахнет конечностями, уходя в благословенную океанскую воду, все же в своем прохладном сердце уносит некую обиду – он-то к нам пришел-прилетел на стрелку,  а мы его заставили ждать.

 

Ну, может быть, в другой раз поболтаем подольше?

 

 

 

P.S. Уходя в море, он мне подарил голосом Макаревича чуть искаженную версию известной песни:

 

Ниточка дней все не кончается,

Мы бусы на ней, мы бьемся, как рыбы в стекло,

Встретиться с ним не получается –

Звезды не ездят в метро…

 

Кальмары поют. Только мы их не всегда слышим.

6 thoughts on “Дорогие друзья…

    1. Вот спасибо, очень приятно увидеть старого знакомого!

      Кальмаров жаль, как и любую животинку, случайно попавшую к нам.

      Не так давно вскрывали фильтра кингстонов, достали двух лобстеров приличных размеров — как они попали через приемную сетку, непонятно… если б я был рядом -отпустил бы. А так навалились филиппинцы и сварили их…

      Мне как-то неудобно. Я выпускаю. Кроме тех, кого специально ловим.

      Спасибо и до связи!

  1. какой Вы романтик однако… хотя моряк.. и этим все сказано… вот интересно, бывают моряки—прагматики, ну вот сугубо прагматики? … Наверно бывают, почему нет…
    какой чудный кальмар и трогательная беседа, а мне бы захотелось его съесть…очень люблю кальмары (или правильнее сказать—кальмаров?)

    1. Моряки — народ вообще странный. Из-за ограниченного круга общения и крохотного пространства на судне (не говоря о монотонной работе, качке, а также о вибрации и шуме в машинном отделении), за несколько месяцев в море кровля, безусловно, сдвигается. И не в лучшую, к сожалению, сторону.

      Некоторые на самом деле начинают разговаривать, например, с дельфинами. Некоторые начинают слышать голоса.

      Я всего лишь описал возможный свой разговор с приятным глазу собеседником. Хотя — может и вправду это было… кто ж знает… :))
      Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *