Два механика на шестом месяце

В море мало развлечений. Как теперь модно утверждать, «от слова «совсем».

Шел 2015 год, на борту судна Construct Tide II находился второй механик Леха, который загрустил. А на борту негрустина нет вообще, нет даже аппарата для изготовления морского негрустина, и что тут сделаешь? Приходится обходиться иными подручными средствами.

Иногда морякам выдают шоколадки. В тот памятный месяц всем выдали по три батончика шоколадок «Твикс». Немало! И тем более – каждому! Доброта нашей любимой компании просто беспредельна.

Леха, худощавый добрый парень из украинской Венеции, которую недавно затопило очередным паводком, съел свои шоколадки сразу же. Наверное, он полагал, что остальные механики поступили аналогично.

Мореходная жизнь шестого месяца нахождения в море, еще недавно озаренная невзрачной порцией шоколада, снова потускнела и утратила свои краски. Приход закончился, и наркоманам нужно было возвращаться в реальную жизнь машинного отделения.

Прошла неделя, полная ломок. И вдруг в разговоре выясняется, что у механика Василия сохранился еще целый и невредимый батончик «Твикса».

Тут в Леше проснулся Карлсон.

Леха ожил. Глаза заблестели и забегали, руки не могли успокоиться и все ползали по столу. Он честно попросил Васю отдать ему последнюю шоколадку.

– Почему? – спросил его Вася.

– Потому что мне нужнее, – не задумываясь, честно ответил Леха.

– Нет, я не могу тебе просто так отдать. Ты должен что-нибудь сделать, как-то заплатить.

Леха кивнул, улыбнулся и вспотел. Вася взял в руку кусок валявшейся на столе бумаги и ручку.

– Так, говори, что ты готов сделать, чтобы получить баточник «Твикса». – Васек требовательно посмотрел на Лешу. – Перечисляй.

– Я не могу, мне мешают слюнки, – честно ответил тот.

– Хорошо, я буду говорить, а ты кивай в знак согласия. Потом распишешься и сделаешь. А если сделаешь, получишь батончик. – Леша кивнул.

– Так… – Васек сосредоточенно наморщил лоб. – Для начала ты можешь отстоять за меня вахту. Нет! Лучше несколько вахт.

Леха кивнул. Его глаза выражали готовность стоять все вахты до третьего, а не то, что до второго пришествия.

– Хорошо. Что бы еще… Ты сможешь подойти и плюнуть Бобби в лицо?

Бобби был сухощаво-долговязым 52-хлетним представителем компании «Шеврон» на нашем судне. Именно он, а не капитан, управлял судном – куда ему идти и что делать. Далеко не каждому удается выйти из своего захудалого района в отдаленном местечке в Луизиане, и пройти весь путь от мелкого грабителя и драгдиллера к честному труду сварщика, чтобы через двадцать лет стать одним из менеджеров «Шеврона». Бобби был требовательным до безобразия. Его стеснялись все.

Леха сглотнул слюну. Плевать в лицо Бобби – даже виртуально представить себе это – было сложно. Но ведь речь шла о «Твиксе»…

– Согласен.

Вася продолжал записывать.

– Прыгнуть за борт сможешь?

– Да что там прыгать – у нас же низкий борт. Конечно!

– И отдать мне всю зарплату? – Васёк посмотрел на Лешу с хитрым ленинским прищуром.

После возможного плевка в лицо бывшему драгдиллеру, а также прыжка за борт для встречи с вероятным острозубым противником рода человеческого, своя зарплата вообще казалась Леше пустяком. Тем более, что ее моряки практически не видят – ведь зарплату получают их жены. Леха махнул рукой, согласен.

– Вот тут подпиши.

Подписал.

Вот теперь уже кажется совершенно неважным, расстался ли Васёк со своим шоколадом, и смог ли Леша сделать обещанное. Но документ остался лежать до сих пор в ЦПУ.

Двое слева – наши герои.

8 thoughts on “Два механика на шестом месяце

    1. Ну а кому сейчас хорошо?

      Из этих маленьких штуковин и состоит вся наша морская жизнь.

      Самого теплого!

  1. По названию, грешным делом, было подумал, что на корабли стали брать женщин. 🙂

    Вот не цените Вы благодетельство Вашей компании. Нам, к примеру, даже и Твиксов не выдают. И даже Рошенок! Правда, в сухпае есть мёд. А на праздники или по случаю волонтерского подгона — фрукты. Так что нам весьма знакомы глюкозные муки. (С другой стороны, мы хоть кого-то можем в цивилизацию за вкусняшками снарядить, в море-то с этим совсем плохо…)

    Чем компенсировали? Семечками. Подсолнечными. Мелкая моторика, культ сопричастности, гипноз и дзен, вот это вот всё… Без шуток, потом один наш знакомый военный психолог рассказывал, что тоже определенную зависимость можно получить. Ставя в пример всяких американцев с их жевательной резинкой во всяких Иводзимах, Вьетнамах и Ираках.

    1. Мелкая моторика, культ сопричастности, гипноз и дзен, вот это вот всё…

      Блин, вот так еще никто не описывал простую понятную процедуру поедания семечковой биомассы. Мелкая моторика, культ сопричастности — ну это же чудо!

      Семечки беру тоже, и все наши берут. Только что пришел на пароход, а дед мне протягивает пачку «Хомки»… говорит, второй из дома только приехал, вот, мол, подгон… отвечаю: «Вы хотите увидеть, как я плачу?»

      Я нажариваю 2 кг с собой. Но это на месяц, максимум полтора. И все, счастье заканчивается…

      Сначала несколько раз (с января 15 года) вкладывали в посылки родной Хунте вкусняшки. Так вот — ребята (через полгода примерно) официально заявили, что им неудобно, что не надо. Я ж, мол, от всей души — а они, мол, на стоит. Так и перестал, одни только бездушные запчасти, инструмент и прочее… и прочее…

      Конечно, хотя бы немного кровавых рошеновских шоколадок могли бы понемногу укладывать в сухпай. Мед, оно, конечно. Но кровавый шоколад…

      Самого доброго!

      1. —Сначала несколько раз (с января 15 года) вкладывали в посылки родной Хунте вкусняшки. Так вот — ребята (через полгода примерно) официально заявили, что им неудобно, что не надо. Я ж, мол, от всей души — а они, мол, на стоит. Так и перестал, одни только бездушные запчасти, инструмент и прочее

        Все праведно, каратели — они ж скромные просто донельзя. Пока действительно была потребность — принимали. А потом, видимо, переехали на другое место, поближе к цивилизации, где был доступ ко вкусняшкам — вот и сочли неудобным людей еще и этим напрягать. Весьма знакомо.

        Возвращаясь к теме семок: при всем нынешнем богатстве ассортимента, мы реально никогда не ели таких вкусных, как в 2014-ом, когда нас снабжал ими местный фермер. Причем, он их не только выращивал и собирал, но и фасовал в собственном мини-цехе, и продавал через местные магазинчики. Так что Донбасс — он разный… И тем ценнее для нас хорошие люди, которые встречаются нам на пути.

        1. А помните, снабжали ребят , например, мясом с собственной фермы? И так по-моему, года два , не останавливаясь? Сколько тонн, подсчитать трудно. Тоже Донбасс.

          Да сколько таких примеров…

          Вон мои родственники из Броваров, «Зеленая палатка». Каждую неделю — по восемь тонн отправляли ребятам. А бывало и больше. Всего-всего. всего, что люди приносили и считали нужным передать. Постепенно перестали — когда стало гораздо легче, около года назад.

          Как, собственно, все остальные. Так что вот тот символ на памятной монете — к Солдату тянутся руки, а в каждой ладони — сердце… очень правильный символ.

          1. Честно, я не знаю, что бы с нами было, если б не наши люди — помогавшие, писавшие, передававшие, переживавшие… Близкие и далекие, родные и посторонние, выдающиеся и совершенно обычные…

            У Валеры Ананьева книга выходит (на «Арсенале» будет презентоваться, вроде) — там он ярко описывает, в каком состоянии была наша Армия до войны. (https://slid.com.ua) И даже при этом мы оказались не по зубам агрессору. Им даже не хватило духу сказать «иду на вы».

            Мы умудрились пройти по краю бритвы. И во всем этом есть общая заслуга и тех, кто был, и тех, кто нет — но кто помогал и молился за нас.

          2. Спасибо, уже сделал предзаказ на сайте! Как раз приеду и смогу сам получить.

            А то, что оказались не по зубам — ведь кто за что стоял и стоит в этом противостоянии. Одни — за свою семью, свою землю, а другие — … ну о чем тут говорить?

            И сравнивать нечего.

            Самого теплого!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *