Ловля торпед на живца

Вам доводилось ловить руками торпеды? Мне довелось.

 

Торпеда была скользкой и крылатой, а желтый цвет ее был приятен глазу.

 

Но все по порядку.

 

«Маленькой торпеде холодно зимой.

Взяли мы торпеду, принесли домой»

«Торпедно-новогодняя», песня ловцов торпед

 

 

Мы работаем на нефтяных полях в 120 милях от берега Луанды. Эти поля условно разделяются на так называемые «блоки». Работаем на Блоке 17 и Блоке 32. В этих местах располагаются плавучие заводы по переработке нефти. Они накапливают нефть (сосут ее из-под земли) и перерабатывают ее. Затем приходят большие танкера, на которые передают эти нефтепродукты.

 

Вот это – плавучий завод:

 

 

От завода идут шланги к бую, что привязан в полумиле от него. На глубине в километр-полтора такой буй привязывают обычно якорями, количеством восемь штук (как в нашем случае). Он ведь должен выдерживать привязанный танкер, который натягивает эти восемь якорей.

 

Так выглядит танкер, скажем прямо, на бую:

 

 

Он вцепился зубами в веревочки от буя. Кроме двух веревочек, от буя к танкеру идут два шланга, по которым и поступает нефть. Чтобы от морских волн, течения и ветра танкер не бросало из стороны в сторону, его надо держать за хвостик. Небольшое судно (иногда наше) держит его до тех пор, пока он не насосется, как паук.  Пока сам не отвалится от буя. Тут суденышко его и отпускает. Иди, гуляй.

 

А еще здесь есть несколько судов, которые сверлят грунт под собой на той же глубине – километр-полтора. Вставляют в скважину клапан, и потом эту скважину соединяют шлангами тире трубопроводами с плавучими заводами.

 

 

Вот этим-то судам нужно знать состояние поверхности дна, а также того, что под ним происходит. Для серьезных исследований вызывают «сейсмики» — это такие веселые научные кораблики. Они  стреляют воздухом из пушечек, а специальные сенсоры, которые кораблик буксирует за собой, ловят отраженный от дна звук. По отраженному звуку определяются пустоты внутри грунта, и их заполнение газом и нефтью. Сенсоры привязаны к хвостикам в несколько километров длиной, допустим, шесть или семь. Ширина хвоста с сенсорами – 700-800 метров.

 

 

 

Но это дело дорогое и серьезное. А вот предварительную работу о состоянии дна могут выполнять дроны – глайдеры. Они действуют по заложенной в них программе. Должны исследовать морское дно – пожалуйста. Вот вам дрон, спускайте  его на воду. У него нет винта, пропеллера, водомета. Он изменяет плавучесть на отрицательную, и скользит вниз, ко дну, затем изменяет плавучесть на положительную и скользит вверх, к поверхности. И вверх, и вниз он идет под углом к горизонту. При всплытии он посылает своему хозяину сигналы о найденных ништяках и свои точные координаты.

 

Это — глайдер:

 

 

А так выглядит его сообщение (нам их тоже присылали на борт):

 

 

Если его найдут в неположенном месте случайные люди, то они прочитают на нем послание,  и по доброй воле смогут передать его владельцу. «Я – научное оборудование, пишется на нем,  обращайтесь со мной вежливо. Я – хороший. Отдайте меня папе с мамой, набрав на телефоне несколько цифр. Если вам не западло, конечно»

 

Хорошо, что мы нашли. А то ведь могли какие-нибудь хулиганы поймать.

 

Когда такой дрон заканчивает свою миссию, его нужно подобрать, упаковать и отослать обратно, хозяину во Францию. Нашему судну доверили вытащить его из воды.

 

Для правильного вытаскивания из воды дронов к нам на борт прислали ужасно обученного засланца. Мы его спросили, как именно он планирует вынимать своего боевого друга из теплых вод Атлантики? Спец, скромно потупившись, сказал, что никогда раньше этого не делал. До того подобная миссия выпала его коллеге, и непосредственно секрет вылавливания он унес с собой в отпуск.  Да ладно, как-нибудь вытащим! – лучезарно улыбнувшись под конец, сказал он.

 

По процедуре рекомендовано использовать спасательную шлюпку, но капитан постеснялся это сделать. Капитаны разные бывают. Некоторые боятся, некоторые стесняются, и уж совсем немногие могут. Нам достался стеснительный.

 

Кэп позвал толстого доброго ангольского боцмана, и они все вместе пошли на палубу искать что-нибудь, чем они потом будут ловить дрон. Нашли грузовую сетку. Вложили в нее поддон, снизу добавили тяжелых 20-тонных рымов. Привязали к крану. Отлично, Константин.

 

Потом три часа шли к месту, откуда дрон посылал свои предсмертные сигналы. Нашли довольно быстро, потому что координаты тот давал исключительно точные.

 

И вот мы видим эту желтую радость под бортом. Остановились, встали в DP  (система динамического позиционирования, когда судно определяет точку, например, по спутнику и удерживает эту заданную точку с очень большой точностью). И тут началась рыбалка краном.

 

 

Интересное, доложу вам, зрелище. Удочка – это сам кран, а леска и крючок – двухтонный трос. Желтая нечаянная радость в воде вела себя вначале смирно, торчала антенной кверху. Антенна расположена у дрона сзади. И вот этим самым местом она торчала из воды, плюс на антенне мигала белая лампочка. Чтобы ночью на этого дусика не наехали случайно.

 

Краном зацепить дрон не получилось. Все время промахивались. Ну вы бы сами попробовали. Это ж кран!

 

 

 

Стало ясно, что ловить его нужно из воды. Просто руками не получится – он 60 кг весит.

 

Тут уже в игру вступил я. Посовещались, решили, что опустим лоцманский (веревочный) трап, привяжем ловкого и смелого страховочной обвязкой, и пусть смелый лезет вниз, хватает торпеду за жабры и направляет в сетку, кран ее поднимет и все останутся довольны.

 

Идея была хороша. Я принес на палубу страховочную обвязку и подошел к одному из матросов. Когда я протянул ему обвязку, в его глазах я увидел непонимание. Протянул другому – в глазах у второго я увидел ужас. Даже не ужас, а настоящий ужас-ужас. Что делать, стал я напяливать эту страховку на себя. А если некому?

 

Оно, конечно, не мое дело. Это не мой пароход, я здесь вообще гость, и я – стармех, а не матрос или боцман. Но если они не очень желают, то кто полезет? Я и полез. Отрегулировал длину троса, чтобы чуть не хватало до воды. Закрепил на верхней ступеньке трапа. И полез вниз.

 

В это время подогнали еще раз желтую торпеду под борт, вернее, судно под нее. Тут, естественно, началось волнение. Меня окатило теплой водой, примерно наполовину. Я схватил антенну и подтянул торпеду под борт.

 

Как я говорил, эта штука весила 60 кг. Стоя на последней ступеньке лоцманского веревочного  трапа и держась за него одной рукой, второй рукой старался направить торпеду в сторону поддона. Но торпеда висела носом вниз, и пришлось постараться, чтобы это получилось. Я уже был, конечно, полностью мокрым. «Замочи ты меня, замочи, я отмокну и цвет потеряю. И тогда от других отличить меня ты не сможешь – увы, я линяю» — программа «Оба-на», начало 90-х.

 

Не помню, с какого раза, но получилось. И кран подтянули, и привязанными снизу поддона огромными рымами меня не е@нули по голове. В общем, все складывалось как нельзя лучше.

 

Торпеда благополучно заехала внутрь, легла на поддон, я заорал что-то неприличное, и трос с поддоном пошел вверх. Торпеда, видимо, за две недели своего плавания еще не накупалась: как только поддон вышел из воды, носовая часть перевесила, и торпеда очень плавно соскользнула носом обратно в воду.

 

В следующий раз я умудрился завести ее внутрь поддона, но не так далеко, и центр тяжести должен был быть уже внутри. Но при вынимании из воды торпеда снова соскользнула, на этот раз обратно, в мою сторону.

 

Ее так и назвали – GLIDER, то есть, скользящая. Вот она и скользила.

 

Пришлось плюнуть на все, схватить тварь двумя руками, вися полностью на страховке, и, обняв ее, пропустить вокруг конец, и завязать его.

 

Надо было изначально не мучиться целый час, а прыгнуть в воду и обвязать ее концом с самого начала. А то за час руки устали висеть на трапе.

 

Волной каску с лица сбило. Когда уже завязал узел на конце, вынырнул, увидел ее – плавала неподалеку. Поймал, одел – во-первых, казенное имущество, а во-вторых, нельзя же пластиком загрязнять мировой океан.

 

Так торпеду за этот конец и подняли. Чудом не повредили. Только клееные буквы немного того, слезли.

 

И вот результат – семнадцать поросят пошли купаться в море.

 

 

Я еще не так много времени провожу на солнце, чтобы быть таким темным, как матрос слева. И я еще не настолько оранжевый, чтобы быть специальным чуваком справа. Я – где-то между прочим, в мокром насквозь комбезе. Страховка устала и легла отдохнуть сбоку, в левом нижнем углу.

 

Вот ссылка на это чудо и то, что оно вытворяет под морской гладью, пока никто не видит: https://www.alseamar-alcen.com/products/underwater-glider/seaexplorer

Там по ссылке много интересного, включая принцип действия, а также в скольких миссиях НАТО использовали желтых мурзиков. Помимо 16-ти институтов и университетов, разумеется.

 

Удивительных людей, которые приходят на эту площадку в гости, тех, кто дружит со мной несколько лет, начиная с ЖЖ, и тех, кто пришел из ФБ или других соцсетей — всем вам большое спасибо!

 

Друзья, всем вам — счастья, здоровья, уюта в доме и мирного неба над головой. А тем Атлантам в пикселе, что держат это небо усталыми руками — отдельный глубокий поклон.

 

P.S. Конечно, если эти строки читают представители нашей компании, они должны понимать, что ничего описанного не происходило в реальности, и что дрон практически сам прыгнул из воды на палубу. Мы подошли, он выпрыгнул. Я-то тут ни при чем. Дисклеймер, итить.

8 thoughts on “Ловля торпед на живца

  1. Плавучий завод с адским факелом на фоне затянутого свинцовыми тучами неба чем-то напомнил танкер смокеров из «Водного мира». А буй с восемью якорями — прямо как паук на своей паутине. К которому присасывается нефтесосущая «пиявка». 🙂

    Про «сейсмики» — весьма интересно, спасибо! Теперь можем авторитетно распедаливать знакомым сухопутным «нафтогазовцам» (припомнив им заодно их скепсис по поводу технологий сланцевой добычи).

    —Оно, конечно, не мое дело…

    Классика же! Об инициативе и инициаторе. Хорошо, что в мирное время… А то ведь как бывает: начинается бой, а механ внезапно вспоминает, что он не помнит, как заводится танк… Хотя медленно расплывающееся на его штанах пятно говорит нам, что причина немножко в другом…

    Тем не менее, очередной повод гордиться нашими одесскими бандеровцами, которые голыми руками вылавливают из океана НАТОвские торпеды. Ну, то есть (учитывая дисклеймер), при виде которых торпеды сами выскакивают из воды. 🙂

    Каратели благодарят Вас за красочные «свистульки» и солидарность! Ибо на самом деле удержание неба требует усилий не только от непосредственно держащих, а и от множества других мужественных и замечательных людей, без которых атланты бы не справились, при всем своем атлантизме. 🙂

    Всех благ Вам и Вашим близким!

    1. Знаете, там такие интересные штуки внизу происходят, на глубине 1-2-3 км, что просто дух захватывает. Пока не могу подобрать правильных слов, чтобы нескучно описать весь этот ужас-ужас ))

      Например, можно было бы выложить видеоролики для обучения операторов подводных роботов ROV (remote operated vehicle). Они ко мне как-то случайно попали )) Вот только волнуюсь — не будет ли скучно и зевательно для читателей? Поэтому пока медленно подбираю слова.

      Мы своих карателей очень любим. Как же можно по-другому?

      Щастя та здоров’я, затишку в оселі, мирного неба над головою. З найтеплішими побажаннями…

    1. Спасибо на добром слове! Как всегда, очень рад Вас видеть!

      Самых добрых, самых теплых пожеланий. Добрых и правильных изменений вокруг. С Новым Годом!

      До связи!

    1. Взаимно! Самого доброго! Очень рад видеть Вас здесь, заходите чаще!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *