Судоходная любовь

«Пусть в море каждый одинок,

Пускай нелегок груз сомнений,

Но все же в мире нет дорог

С такой свободой направлений»

А. Макаревич

 

И ведь не только людям, но и пароходикам в море бывает одиноко. Они порой так грустят, что воют через специально сделанные тифоны. Их вой тогда оглашает окрестности и бередит душу собратьям. В этот момент они тоже вспоминают о своем домике, откуда они все вышли – о судоверфи в далеком Китае или Норвегии, или еще где. Где рядом стояли суда одного типа, с такими же механизмами и, соответственно, одинаковыми будущими поломками. Вспоминая об этом времени, суденышки грустят, особенно если в тумане.  

 

И вот, когда, кажется, все потеряно, и не найти родственную душу, и так плохо где-то в пароходной груди, что механики уже устали чинить тифон…  – вдруг мелькнет луч надежды.

 

На горизонте появится судно, что стояло с тобой рядом на судоверфи в Гуанчжоу. Когда-то вы были одинаково некрасивыми листами металла разной толщины.

Но потом добрые сварщики стали собирать вас по кускам, и через несколько месяцев ваши корпуса уже спустили на воду. Вы стояли рядом, полные величественных надежд о том, как будете вместе бороздить моря и океаны, названия которых вы переспрашивали у других. Но другие тоже не были умудренными в географии, и только разводили радарами.

 

Теплыми китайскими вечерами вы перешептывались, стоя друг к другу некрашеными бортами. Потом люди вас достроили и рассоединили. Порвали несостоявшуюся семью. А ведь у вас только стали завязываться отношения. С тех самых пор вы не виделись.

 

И вот однотипное судно на горизонте. Наш «Construct Tide II» взвыл своими «Катерпилларами», и понесся с черепашьей скоростью восемь узлов вдаль. Догнал – и точно! Это же «Lift Tide II»!

 

За прошедшие годы она стала еще более женственной, подумал наш «Констракт»… Он никогда не подозревал, что «Лифт Тайд» – такое красивое имя для девушки…

 

Потом встретившиеся пароходики обнюхивают друг другу корму, так у них принято. И затем пароходик более мужского пола деловито становится у другого сзади.

 

 

После этого у него еще иногда вдруг поднимается кран, неожиданно для команды.

 

Потом мешаются люди и кони.

 

«И получив, чего хотели,

Они, уставясь в потолок,

Лежат счастливые в постели,

И пальцами шевелят ног»

Игорь Иртеньев

 

Но так только в стихах. На самом же деле пароходики еще какое-то время не могут разойтись. Вы, возможно, такое у собачек видели.  Постоят немного рядом, в это время один подумает: «Хорошо было!», а второй (или вторая): «Надеюсь, ты мне перезвонишь?»

 

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вглядеться в евойную морду и честно признать, что у него только одна мысль сейчас: «Как плохо, что мне нельзя повернуться к стенке и захрапеть».

Сопит в три дырочки, умиротворенный…

5 thoughts on “Судоходная любовь

  1. Весьма тепло и лампово описано. 🙂 Особенно про кран. Я так понимаю, что в таком состоянии он и 40-тонный танк запросто поднимет?

    Минус только в том, что от такой любви не будет маленьких корабликов…

  2. За «лампово» — отдельное спасибо. Это очень и очень.

    В возбужденном состоянии он легко поднимет и 60-ти тонный танк. Довелось быть на испытаниях — 10% превышение максимальной нагрузки на полчаса, 66 тонн.

    «От любви бывают дети», как справедливо писал Бродский.

    У нас каждый из этих судов уже с ребенком. Возле борта у каждого болтается небольшой катер для перевозки сварщиков и слесарей на платформы и обратно )))

    1. 66 т — это серьезно… Пожалуй, у нас не так много техники, способной удивить этот кран. Даже «Оплот» — и тот всего 51 т.

      —У нас каждый из этих судов уже с ребенком. Возле борта у каждого болтается небольшой катер для перевозки сварщиков и слесарей на платформы и обратно )))

      Насколько все-таки мореманы по-другому воспринимают эти вещи. 🙂 Со стороны «сухопутных бездельников» эти катера воспринимаются больше как какие-нибудь рыбы-прилипалы или чистильщики возле акулы или кита.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *