Заколачивание понтов на работе

Поймал второго механика Эрнесто Ояо (ударение посередине слова: оЯо) в то время, как он совершенно бездарно симулировал кипучую деятельность. Он, видимо, думал, что я прилетел с другой планеты и никогда не смогу разгадать его потрясающий план по пусканию пузырей в машине. Разглядывать трубы на потолке – это он впоследствии назвал «изучением топливной системы».

Ему 68 лет, он уже взрослый. Он не может не то, что перебирать механизмы, он до них с трудом добирается. Когда я захожу в ЦПУ, он оттуда вылетает стремительно-замедленной пробкой и разглядывает потолок в машине. Не нужно быть Станиславским, чтобы не поверить пенсионеру.

– Ояо, какого лешего ты там делал? Иди садись в ЦПУ, никуда не ходи. Еще нажмешь что-нибудь не то. Садись и ничего не делай, но в ЦПУ. Здесь кондишен, здесь хорошо.

– Но я хотел…

– Не надо хотеть. Когда я тебе подам боевой свисток, тогда и будешь хотеть. А сейчас – просто садись и сиди камушком.

Да и что он уже может хотеть? Он ноги с трудом переставляет.

***

 

В 95-м году, когда я впервые ступил на борт настоящего большого судна (это был балкер «Pilion», 48 тысяч тонн груза), меня по машинному отделению с отвисшей челюстью провел моторист Боря.

После того, как мы обошли всю машину (это называется «водить корову по машине», или «водить собаку» — одно и то же, водишь человека, незнакомого с этими системами и стоишь подолгу рядом с каждым устройством, и объясняешь, он задает вопросы, ты снова объясняешь… в общем, вроде как гулять с собакой) – после этого, находясь на самой нижней палубе, Боря торжественно сказал мне:

– А теперь – самое главное.

Вот сейчас мне откроется последняя тайна мироздания. Я узнаю, кто убил Кеннеди, куда дел свою предпоследнюю почку Андропов и как рисовали пятно у Горбачева на лысине. Боря продолжил:

– Засунь руку вот сюда, за колонну. – Там действительно можно было что-то нащупать рукой, но не увидеть – металлическая колонна была огромной, закрытой со всех сторон какими-то железяками. – Нащупал? Теперь тащи сюда.

Вместо инопланетного послания я вытащил на свет кусок толстой фанеры.

– Вот, – сказал мудрый Боря, – теперь кладешь его вот на этот клапан.

Фанера, как влитая, улеглась на большую круглую ручку одного из торчащих из палубы балластных клапанов. Боря продолжил:

– А теперь садись.

Я сел сверху на фанеру, все еще ожидая, когда мне откроется верховное знание. Самое важное на свете.

– Только с этой точки тебе видны все три трапа в машину. Кто бы ни спускался вниз, ты их видишь, а они тебя – нет. Тогда ты спокойно кладешь фанерку обратно, и делаешь что-то важное.

– А что важного я могу делать?

– Ты как ребенок, ей-богу. Достаешь из кармана ключ 17 на 19 и подтягиваешь сальник на ближайшем к тебе клапане или насосе. Делаешь вид, что очень занят. А так как клапанов у нас огромное количество, то ты можешь это делать бесконечно долго, и в любое время. Конечно, иногда ты можешь протирать палубу, или делать еще что-нибудь полезное для человечества. Выбор – за тобой.

Боря оказался прав. Когда уставалось от работы, я садился на фанерку, выпиленную Бориными заботливыми ручками, и старался не уснуть под мирное журчание главного двигателя, грохотавшего своими десятью тысячами лошадок в пяти метрах от меня. Мне фанерка очень помогала.

А как вы косите от работы? Как колотите понты? Во время работы в офисе я видел у одного из менеджеров программу, внутри которой он просматривал приватное содержимое. Порнуху смотрел, если быть более точным. И в правом верхнем углу этой програмулины была важная кнопочка. Она называлась «Паника». При нажатии на кнопку «Паника» с монитора исчезали все прежние видения, и во весь экран разливался документ Excell, над которым он якобы работал, не покладая мышки.

 

Фанерка была давно, почти четверть века назад. Если несложно, расскажите о том, как вы косите от работы в рабочее время? Как происходит колочение понтов в сегодняшних условиях? Поделитесь сокровенным, а?

 

 

 

2 thoughts on “Заколачивание понтов на работе

  1. Есть мнение, что у многоуважаемого Ояо рефлекс еще с колониальных времен остался (да не будет это воспринято за расизм, просто констатация). 🙂

    Настоящие серпасто-молоткастые ритуалы («коси и забивай») не практикуем уже лет пять (по понятным причинам — сначала просто на адреналине, а затем привыкли, уже начинаешь себя не в своей тарелке чувствовать, когда занимаешься ничегониделанием — будто в каком-то паноптиконе, где ты постоянно на виду у недремлющего ока). Но то такое, своя специфика…

    Хотя мы можем себе позволить отвлечься на переписку с товарищами из дальних стран — но ведь это можно отнести к категории «полезного для человечества»? 🙂

    1. Это просто необходимо отнести к такой категории.

      Я себе не представляю колочение понтов на Вашей работе.

      Хотя ведь — все зависит только от степени ответственности человека.

      Самого доброго Вам и Всем, Кто рядом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *