Метка: море

Запчасти синего цвета

– Слушай, ведь так не бывает.

– Как именно?

– Ну, просто мудрецы такого ранга не часто встречаются в жизни…

– А ты уверен, что мы встретились?

– Да, с тобою сложно болтать о простых вещах.

– Не волнуйся. Со мною вообще незачем болтать.

– Извини…

– Только не вздумай спрашивать о победителе второго тура, или о всей этой глупости вроде смысла своей никчемной жизни.

– Что ты – в мыслях не было!

Он наклонил голову, в глазах стоял вопросительный знак. Медленно хвост сполз ниже его задних рук.

– Так что бы ты хотел спросить? – он почесал правую переднюю.

– Если честно, то мне неудобно.

– Давай, не занимайся мелкой лестью. Просто озвучь свой вопрос. Понимаю, что ты теряешься перед глыбой моей мудрости. Но ты начинай, не могу же я сидеть на твоем багажнике вечно. Предвижу, что вопрос твой будет связан с сутью, причинами и возможностью исцеления человеческих мук. Угадал?

– Слушай, со смыслом жизни и причинами всех страданий я как-нибудь сам. Но… почему они у тебя синие?

Он посмотрел на меня с презрением.

– Ты представляешь, насколько низко ты пал сейчас в моих глазах?

– Конечно, представляю. Но синие – почему? Ты давно не был с семьей? В смысле, в порт не заходил?

Continue reading «Запчасти синего цвета»

Насыщенная летняя жизнь

Насыщенная летняя жизнь

 

Компания меня перетащила на берег, и я теперь смотрю на море с тоской. Это называется «технический менеджер» и я смотрю за работой около 20-ти судов в регионе вместо того, чтобы смотреть за одним своим пароходом.

 

Живу я теперь в крохотной ангольской деревушке Футиле, расположенной на берегу Атлантики.

 

Жизнь в ангольской деревне изобилует радостями.

 

Вместе со мной живет пара небольших, но трудолюбивых паучков. Трудяги, постоянно куда-то суетятся под ногами. Все боюсь их задавить ненароком. И хорошо бы, чтобы они ко мне ночью не подползли и не укусили из вредности.

 

Вот, думаю, может мне их первому укусить? Фактор внезапности все же, а?

 

Еще в дом прибилась микро-ящерица. Типа геккона – смешная, сама крохотная, с хвостом сантиметра четыре, но глаза большие. Застынет на месте. Задумается ненадолго. Снова побежит по стене. Слава богу, она ко мне уже привыкла, и я ее не пугаю.  Continue reading «Насыщенная летняя жизнь»

Море кончается, раз, море кончается, два…

 

30 декабря 1922 года в декларации «Об образовании СССР» было заявлено:

«Новое союзное государство послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику». В центре герба нового государства поместили земной шар, на фоне которого были символы социализма – серп и молот.

 

Всем известно, что бесконечно огромная и ужасно неповоротливая машина советской промышленности была заточена только для одного: делать оружие всех видов, типов и размеров. Людям хотелось брюк, но им не давали даже штанов, потому что были заняты изготовлением двадцати двух видов торпед для Военно-Морского Флота страны – и ничего тут не попишешь. Не больше и не меньше.

 

Зачем нужно такое разнообразие торпед – никто из военных моряков уже и не помнил, просто, видимо, конструкторы вошли во вкус, понравилось, втянулись… и не смогли остановиться.

 

Вселенная и так несовершенна, но советская вселенная всегда переплевывала другие в этом плане.

 

Вот, например, когда вы строите обычную баржу, вы думаете о многих вещах, вроде грузовместимости-водоизмещения, плавучести-остойчивости и прочих дедвейтах, верно?  Но это лишь значит, что вы не годились бы в советские проектировщики.

 

Фол, дизлайк и грустный смайлик, говоря современным языком. Continue reading «Море кончается, раз, море кончается, два…»

Нитки на джинсовой карте

Вдруг подумал, что все мои самые близкие друзья, кореша с детства, плюс старший ребенок – все они именно в этот момент видят примерно одно и то же. И я вместе с ними.

Вот такую картинку мы наблюдаем сейчас вместе. Одновременно.

Видим, как прилетает вертолет на платформу.

Continue reading «Нитки на джинсовой карте»

Всплываем…

Меня бросили на съедение времени. Время было против меня. Сменщик решил уйти в другую судовую компанию, но при этом рассказал, что он будет рожать на полгода. Чтоб не потерять место. А кого же мне дадут вместо него?

Сначала выдали молодого и невменяемого человека Юру. «Здравствуй, я – быдло» – такой татуировкой он украсил свой узкий лобик. Понятно, что быдло может кому-то нравиться, чтоб мне – так нет. Он был из невоздержанных уродцев, думающих, что они все знают. И быдло улетело покорять и бороздить какие-то другие океаны. Спихнул я его по-доброму. «У вас есть другой глобус?» (с)

Потом мне выдали следующего стармеха. Что примечательно, тоже Юру – но уже, скорее, Юрия. Ему 60, то есть, он взрослый. Вроде бы все при нем – застиранный комбез, очки на веревочке, усы опять же седые. Внимательно слушает, кивает и все-все записывает.

Только одна деталь царапнула мое мореходное сознание: у Юрия была кепочка, которую он почти не снимал.

Кепочка желтого цвета. Ну, что такого, я тоже желтый люблю. Но тут дело не только в цвете. В кепочке по бокам прорезаны отверстия, как иллюминаторы. И они, эти дырочки, обведены красным жирным маркером. Внешнее сходство с иллюминаторами усиливается.

Для чего в кепке резать отверстия? А под основной кепкой находится пластиковая вставка, защищающая голову от ударов в машинном отделении. Хорошая вещь, но никто их не носит – очень в них жарко. А Юрий вот, гляди, придумал и прорезал. Вентиляция, не хвост собачий.

Мне же нужно выяснить его компетентность, смогу ли я ему передать более-менее современный пароход со всякими электронными потрохами…

Начал спрашивать о нем у знакомых, всплыла прекрасная история.

На одном из его предыдущих судов он сдавал дела сменщику. И говорит ему такую вещь:

– А вот здесь у нас скрипит приводной ремень на дизеле номер два. Так мы его, ремень этот, смазываем. Чтобы не скрипел. – Глаза у сменщика полезли вверх.

– Да, маслом. Притом, не пойми неправильно, мы долго пробовали, и лучше всего смазывать ремень оказалось именно подсолнечным маслом.

Сменщик, естественно, подумал, что его разыгрывают, или, говоря старинным морским наречием, подъеживают.

И ошибся. Официально рядом с дизелем стояла специальная масленка, в которую было налито подсолнечное масло. И моторист, в душе, наверное, хихикая, поливал скрипящий ремень этим маслом.

И теперь я в некоторых раздумьях. Как этот великий человек поведет себя здесь? В чем проявится его талант? Я не против желтых подводных лодок, это прекрасный образ. Но, боюсь, он может быть опошлен.

 

P.S. История с ременным приводом закончилась просто. Неправильно была установлена пластина всего привода, и натяжитель не мог выполнять свою функцию. Ремень потел, искривлялся и дико скрипел. Пластину перевернули, все ушло.

Судоходная любовь

«Пусть в море каждый одинок,

Пускай нелегок груз сомнений,

Но все же в мире нет дорог

С такой свободой направлений»

А. Макаревич

 

И ведь не только людям, но и пароходикам в море бывает одиноко. Они порой так грустят, что воют через специально сделанные тифоны. Их вой тогда оглашает окрестности и бередит душу собратьям. В этот момент они тоже вспоминают о своем домике, откуда они все вышли – о судоверфи в далеком Китае или Норвегии, или еще где. Где рядом стояли суда одного типа, с такими же механизмами и, соответственно, одинаковыми будущими поломками. Вспоминая об этом времени, суденышки грустят, особенно если в тумане.   Continue reading «Судоходная любовь»

Крушение и избавление

Сидишь в крохотном  китайском ресторанчике, никого не трогаешь. Налетает дикий ветер, и тебе становится неуютно. Пиво не так легко льется внутрь, погода испохабила все, что могла. И когда тебе кажется, что вечер безнадежно испорчен, оказывается – нет! Все еще только впереди!

 

На речке неподалеку стоит самоходная баржа с возможностью самовыгрузки. Засыпают им какую-нибудь руду или гравий, подходят они к берегу и как давай струячить этой рудой прямо на берег. Самовыгрузка – это очень удобно. Ленточный конвейер, если кто не видел.

 

Рядом на якоре поперек речки стояла такая баржа. И ветер, налетевший неожиданно, был действительно силен. Баржу сорвало с якоря и понесло на наш ресторанчик. Вечер, конечно же, перестал быть томным и тусклым.

 

С веселыми криками мы наблюдали за тем, как баржа впиндюрилась в ограждение ресторанчика и погнула ему пару стоек для крыши. Баржа отчаянно пыталась удержаться за грунт своими маленькими якорями, честно растопырив их. Но этого было мало. Ее продолжало бить об ресторанчик.

Сидевшие внутри ярко и мощно комментировали происходящее сразу на нескольких языках. Подали еще пива.

Continue reading «Крушение и избавление»

Два механика на шестом месяце

В море мало развлечений. Как теперь модно утверждать, «от слова «совсем».

Шел 2015 год, на борту судна Construct Tide II находился второй механик Леха, который загрустил. А на борту негрустина нет вообще, нет даже аппарата для изготовления морского негрустина, и что тут сделаешь? Приходится обходиться иными подручными средствами.

Иногда морякам выдают шоколадки. В тот памятный месяц всем выдали по три батончика шоколадок «Твикс». Немало! И тем более – каждому! Доброта нашей любимой компании просто беспредельна.

Леха, худощавый добрый парень из украинской Венеции, которую недавно затопило очередным паводком, съел свои шоколадки сразу же. Наверное, он полагал, что остальные механики поступили аналогично.

Мореходная жизнь шестого месяца нахождения в море, еще недавно озаренная невзрачной порцией шоколада, снова потускнела и утратила свои краски. Приход закончился, и наркоманам нужно было возвращаться в реальную жизнь машинного отделения.

Continue reading «Два механика на шестом месяце»

Прогулка по Волвису

Наш пароходик все еще стоит в доке. Пока у него не хватает запчастей, он простоит здесь еще почти неделю.  Наш – синенький и второй, за этим красненьким и наглым малышом.

Пойдем, прогуляемся холодным намибским вечером по Волвис Бею?

Перед выходом в город нужно подкрепиться. Конечно, еду от судового повара есть не очень хочется. Это свиные гениталии  серебряные копытца, разрубленные пополам. С очень питательной фасолью.

Continue reading «Прогулка по Волвису»

Пулеметная лодка…

Идешь неподалеку от берега Анголы, никого не трогаешь. И вдруг  странные люди в лодке, утыканной тремя пулеметами, истошно машут тебе оранжевым жилетом.

 

Понятно, что у них что-то случилось. Но это же пулеметная лодка. Знаете, есть пистолетные войска? Или самокатные войска? А есть пулеметные лодки. И тебе оттуда машут оранжевым спасательным жилетом.

Неудобно как-то отказать.

Continue reading «Пулеметная лодка…»