Метка: оффшор

Нитки на джинсовой карте

Вдруг подумал, что все мои самые близкие друзья, кореша с детства, плюс старший ребенок – все они именно в этот момент видят примерно одно и то же. И я вместе с ними.

Вот такую картинку мы наблюдаем сейчас вместе. Одновременно.

Видим, как прилетает вертолет на платформу.

Continue reading «Нитки на джинсовой карте»

Два механика на шестом месяце

В море мало развлечений. Как теперь модно утверждать, «от слова «совсем».

Шел 2015 год, на борту судна Construct Tide II находился второй механик Леха, который загрустил. А на борту негрустина нет вообще, нет даже аппарата для изготовления морского негрустина, и что тут сделаешь? Приходится обходиться иными подручными средствами.

Иногда морякам выдают шоколадки. В тот памятный месяц всем выдали по три батончика шоколадок «Твикс». Немало! И тем более – каждому! Доброта нашей любимой компании просто беспредельна.

Леха, худощавый добрый парень из украинской Венеции, которую недавно затопило очередным паводком, съел свои шоколадки сразу же. Наверное, он полагал, что остальные механики поступили аналогично.

Мореходная жизнь шестого месяца нахождения в море, еще недавно озаренная невзрачной порцией шоколада, снова потускнела и утратила свои краски. Приход закончился, и наркоманам нужно было возвращаться в реальную жизнь машинного отделения.

Continue reading «Два механика на шестом месяце»

Покорми собаку за меня…

На одной из нефтяных платформ, куда с помощью крана меня забросили иноземным агентом на два часа, до прибытия моего катера – я увидел фотку на стене. Вот платформа (не та, но почти такая же):

 

Continue reading «Покорми собаку за меня…»

Ночь в море

Что мы видим в своем море, спрашивают нас иногда дети, жены и друзья? Давайте покажу наглядно. Это – вечер на судне Sutton Tide, Южная Атлантика, нефтяные поля в ста двадцати милях от берегов Анголы.

Выходишь гулять на нос, там сидят наглые птицы, две штуки. Ты фоткаешь их издалека, и получаешь вот это:

Птицы

 

Continue reading «Ночь в море»

Письмецо в конверте

А в Анголе, а в Анголе,
В охренительной глуши,
Проживает дядя Толя –
Инженер моей души.

(Народное творчество)

В данном случае дядя Толя звался Уильямом, хотя предпочитал, чтобы все его звали как-нибудь проще – например, просто Билл. Ну, если честно, не просто Билл, а «мистер Билл». Он ведь был представителем компании «Шеврон» на одной из нефтяных платформ, работавших на севере Анголы, в Малонго.

На каждой нефтяной платформе, или на каждом судне, что сверлит грунт в надежде добыть нефть или газ – на каждой подобной инсталляции обязательно есть представитель чартера. Той компании, которая хочет четко знать, куда именно идут дикие деньги, которые она платит. Этот человек и руководит заведением.

Платформы и дрил-шипы (дословно – сверлильные суда) могут стоить чартеру от пятидесяти до нескольких сот тысяч долларов в день. Где деньги, Зин?

BBLT

Чартер – это монстр вроде «Шеврона», «Тотала», «Esso», «British Petroleum». А сами платформы могут принадлежать кому угодно – например, компании «Transocean». В фильме «Глубоководный горизонт» показано, что, хотя платформа “Deepwater Horizon” принадлежит компании «Transocean», на самом деле руководит ей представитель чартера – компании «BP». Они оплачивают музыку и танцуют всех.

Вот на одной из подобных инсталляций и коротал рабочее время наш герой.

Конечно же, для такой ответственной работы нанимают самых ответственных и лояльных работников. Ум, честь и совесть, все такое. Железный отбор.

И вот на одной из платформ и работал ответственным руководителем мистер Билли. Годами все шло хорошо. Работа непыльная – 28 дней на вышке в Анголе, 28 дней отпуск дома в Штатах, с женой и детишками, деньги платят немалые. Вроде живи – не тужи.

Но однажды солнечным африканским днем Билл вспомнил, что давно не шептал своей жене теплых слов. А ведь это плохой фен-шуй. Надо исправляться.

И тут же воплотил задуманное. Отправил ей письмо с волшебными словами, которые копились в нем уже три недели – скоро отпуск. Жена ответила мгновенно – технологии третьего тысячелетия, электронная почта есть в каждом телефоне– и в ответном послании игриво намекала на то, как они развлекутся по приезду.

«А ты точно обо мне думаешь?» – под конец спросила она, виртуально надув губки.

Обычное дело, надо несколько раз в день говорить одни и те же слова о любви, десятилетия подряд – но чтобы как-то по-разному звучало.

Билл был парубком моторным. Он закрыл свой офис изнутри, снял штаны и привел в боевое состояние свой срамной отросток. Сфоткал его, забацал новое письмо и прикрепил фотку. Написал в теме: «Видишь, я действительно думаю о тебе».

Он представил, как приятно супруге будет получить этот месседж.

«Шалун», – подумает она и поведет плечиком.

«Романтика!» – подумал он.

И нажал «отправить».

Назавтра его вызвали в контору на берегу. Катером доехал быстро. Подходя по коридору к кабинету начальства, он увидел на стене, среди объявлений… свое последнее объяснение в любви, распечатанное в красках. Письмо, член, все честь по чести, все до мельчайших деталей. Все проходящие останавливались, вдумчиво рассматривали и осуждающе ржали во весь голос.

Что сказать. Он работал в компании «Шеврон», где айтишный отдел знает не просто ваш трафик. Он знает, сколько раз в день ты кликнул на рабочем столе правой и левой мышкой, и в каком месте.

Использование собственности компании строжайше запрещено в личных целях. Если бы Билл послал бы воздушный поцелуй со своего компа и по своей почте – да сколько влезет. Но он воспользовался для любовных посланий компьютером и сетью, предоставленными «Шевроном» и являющимся их собственностью.

Ему все это напомнили – и выперли с дичайшим треском, чтоб другим неповадно. Полетел домой.

Приехав из аэропорта, Билл взойдет на родимое крыльцо. Хлопнув дверью с москитной сеткой, навстречу выбежит любимая. Она все глаза проглядела, смотря на дорогу, ожидая его приезда из далекой и опасной заморской поездки. На ее лице он увидит набежавшие слезы радости.

Поставив чемодан на плотно подогнанные и хорошо покрашенные доски крыльца, он проникновенно скажет ей:

– Видишь, дорогая, как сильна моя любовь. Мне бесконечно важно было сказать тебе о своих чувствах. Но, к сожалению, наше черствое, бездушное руководство не оценило мой поступок и нашу любовь, и уволило меня к херам. Но ведь это не важно! Потому что я люблю тебя!

Она бросится к нему на шею, завалит его на бок и проорет ему в ухо:

– Ты охренел? Чем мы будем платить по кредиту за дом?! Где еще ты найдешь работу за 120 тысяч долларов в год, ни хрена не делая? Говорила моя мама – не выходи замуж за него, хлебнешь ты с ним горя, он же бездарь, ничего не умеет…

Приятный звук ее голоса будет подниматься выше их крыльца и дома, полетит над уютной церквушкой, где они когда-то венчались, взлетит ввысь над небольшим городком Корпус Кристи, что в Техасе, и затихнет вдали над раскаленной пустыней.

Надувные моряки

Однажды к нам на пароход привезли погостить Старшего Механика. Судно, предназначенное для него, еще не дошло к нам из другого порта, и чтобы он не хулиганил на улице, его запассажирили к нам. Как только его крейсер подойдет, мы, конечно же, его отдали бы им с оказанием воинских почестей.

 

Звали его Сергеем. «Просто Сергей, не люблю отчеств» – сказал он, хотя на импортном флоте как-то не принято обращаться еще и по отчеству. Был он важен и серьезен. Весомо проходил по коридорам на камбуз и иногда обратно. Не улыбался – что вы хотите, целый стармех! Положение обязывает.

 

Вот у многих, в том числе у меня, так не получается: я ржу над всем, что меня окружает, плюс немного над собой. Веду себя, как ребенок, хотя скоро стукнет полтинником. Та еще будет история — если доживу, конечно. Что поделать, я – неправильный стармех. А это приехал стармех с большой серьезной буквы «С».

Continue reading «Надувные моряки»

Дорогие друзья…

Друзья, простите за непозволительно долгое отсутствие. Было много всего – в основном хорошего. Но вдобавок, когда готов был к написанию новых свистулек, оказавшись в родной Анголе – для начала сломался ноутбук. Ну как сломался? Просто сдох, ничего личного.

 

Когда я попытался оправиться от удара ноутбуком – оказался на новом для меня судне, которое ушло на полтора месяца в море примерно на 120 миль от берега. А там, конечно же, интернета нет и не было от слова «ваще».

 

В общем, не ругайте, я постараюсь исправиться.

Continue reading «Дорогие друзья…»